1.5. Формирование общей концепции конфликта

Общая концепция социального конфликта стала формироваться к концу XIX и в начале XX веков под определенным влиянием марксизма и с принципиально новыми идеями. На арене конфликтологических концепций появились новые имена, идеи которых стали своего рода мостом между эпохой Нового времени и Современной конфликтологической теорией. Среди них особо следует выделить Г. Зиммеля, М. Вебера, В. Паретто, 3. Фрейда, В. Ленина.

Немецкий социолог Георг Зиммель (1858-1918), который ввел в научный оборот термин «социальный конфликт», считал, что среди таких форм взаимодействия, как авторитет, договор, подчинение, сотрудничество и прочее, особое место принадлежит конфликту, который является не только нормальной, но и исключительно важной формой общественной жизни. Конфликт, с точки зрения Зиммеля, способствует социальной интеграции, определяет характер конкретных социальных образований, укрепляет принципы и нормы их организации. Социальные конфликты он рассматривал как одну из форм социализации.

Зиммель указывает на развитие культуры, в которой воплощено множество конфликтов, например, содержания и формы, «души» и «духа», «субъективного» и «объективного». Он анализировал культуру современного образа жизни в ее внутренне противоречивых тенденциях: чем более формализуются социальные и культурные образования, тем более отчужденным от них оказывается индивид.

В своей книге «Конфликт современной культуры» Зиммель исходил из того, что существующее в обществе множество эгоистических групп, тем не менее, не изолированы друг от друга, а, наоборот, тесно связаны между собой тысячами незримых нитей. Именно эти пересечения групповых интересов смягчают конфликты и служат почвой для устойчивости демократических об

обществ. Несмотря на это, конфликты неустранимы и представляют необходимое универсальное свойство социальной жизни, столь же устойчивую ее форму, как власть, рынок, общественный договор и другие. «Как только жизнь возвысилась над чисто животным состоянием…, в ней обнаружился внутренний конфликт, нарастание и разрешение которого есть путь обновления всей культуры». (Зиммель Г. Конфликт современной культуры.- Птг: Начатки знаний, 1923.- С . 11).

«Ключевые положения Зиммеля, касающиеся остроты конфликтов:

Чем больше группы вовлечены в конфликт эмоционально, тем острее конфликт.

A. Чем выше была раньше степень причастности групп к конфликту, тем сильнее они вовлечены в него эмоционально.

Б. Чем сильнее была раньше вражда между группами, принимающими участие в конфликте, тем сильнее их эмоции, вызванные конфликтом.

B. Чем сильнее соперничество участвующих в конфликте, тем сильнее их эмоции, вызванные конфликтом.

Чем выше относительная сплоченность участвующих в конфликте групп, тем острее конфликт.

Чем крепче было раньше согласие участвующих в конфликте групп, тем острее конфликт.

Чем меньше изолированы и обособлены конфликтующие группы благодаря широкой социальной структуре, тем острее конфликт.

Чем меньше конфликт служит просто средством достижения цели, чем больше он становится самоцелью, тем он острее.

Чем больше, по представлению его участников, конфликт выходит за пределы индивидуальных целей и интересов, тем он острее.

Функции социального конфликта по отношению к участвующим в нем сторонам:

I. Чем сильнее внутригрупповые раздоры и чаще межгрупповые конфликты, тем менее вероятно, что границы между группами должны исчезнуть.

II. Чем сильнее острота конфликта, чем меньше интегрирована группа, тем больше вероятность деспотической централизации конфликтных групп.

III. Чем острее конфликт, тем сильнее внутренняя сплоченность конфликтных групп.

A. Чем больше острота конфликта и меньше конфликтные группы, тем выше их внутренняя сплоченность.

Чем острее конфликт и меньше конфликтная группа, тем меньше в каждой группе терпимости к отклонениям и разногласиям.

Б. Чем острее конфликт и чем больше группа выражает позицию меньшинства в данной системе, тем сильнее ее внутренняя сплоченность.

B. Чем острее конфликт и чем больше группа занята самообороной, тем сильнее ее внутренняя сплоченность.

Функции конфликта по отношению к социальному целому:

Чем меньше острота конфликта, чем больше социальное целое базируется на функциональной взаимозависимости, тем более вероятно, что конфликт имеет интегративные последствия для социального целого. Чем чаще конфликты и чем они менее остры, тем лучше члены подчиненных групп могут избавиться от враждебности, почувствовать себя хозяевами своей собственной судьбы и, следовательно, поддерживать интеграцию системы.

Чем менее острый конфликт и чем он чаще, тем больше вероятность того, что будут созданы нормы, регулирующие конфликты.

Чем сильнее вражда между группами в социальной иерархии, чем реже при этом открытые конфликты между ними, тем сильнее их внутренняя сплоченность, тем вероятнее, что они будут держать определенную социальную дистанцию и тем самым содействовать сохранению существующего социального порядка.

Чем более продолжителен и менее остр конфликт между группами, в различной степени обладающими властью, тем более вероятно, что они отрегулируют свое отношение к власти.

Чем острее и продолжительнее конфликт, тем более вероятно, что группы, прежде не связанные между собой, образуют коалиции.

Чем продолжительнее угроза острого конфликта между партиями тем прочнее коалиции, в которые вступает каждая из сторон, участвующих в конфликте»2.

Другой немецкий социолог Макс Вебер (1864-1920) полагал, что общество представляет собой совокупность групп, различающихся своим статусом. Поэтому их интересы расходятся, что и порождает социальные конфликты. Всякие надежды на возможность их устранения из жизни общества иллюзорны. Нужно признать, считал он, неизбежность существования на этой земле вечной борьбы одних людей против других.

С точки зрения Вебера, интересы людей не только расходятся, но в какой-то мере и совпадают, что создает основу для баланса сил, достижения социального консенсуса. Хотя конфликты нельзя устранить полностью из социальной жизни, это не означает, что общество находится в состоянии постоянной нестабильности.

Вебер считал, что суть противоречий капитализма в остроконфликтном столкновении двух культурно несовместимых типов носителей буржуазных отношений — традиционного и рационального капитализма. Последний тип прогрессивен и «несовместим с безмятежным существованием и наслаждением жизнью». Он видел в социализме не решение противоречий капитализма, а, напротив, обострение проблем. Альтернативой социализму он рассматривал «свободу личности в несвободном обществе».

Австрийский психолог Зигмунд Фрейд (1856—1939) рассматривал внутреннюю борьбу разных психодинамических сил за контроль над Эго человека.

Сексуальные инстинкты превращаются в его доктрине в «инстинкт жизни» -Эрос, наряду с которым появляется не менее могущественный «инстинкт смерти» — Танатос. Борьба этих инстинктов между собой и с цивилизацией, взаимодействие их сублимированных и несублимированных форм, а также бессознательного и сознания определяют по Фрейду природу общества, его функционирование, развитие, конфликты.

В механизме социального господства и подавления Фрейд выделяет культивирование «нарцисского» любования социальной системой, в которой сформировался индивид, национальными и культурными традициями, что дает иллюзорную компенсацию за подавление, которому он подвергается. Другой механизм социального подавления и господства, по Фрейду, — сексуальная репрессивность, выражающаяся в принудительном единообразии форм сексуальной жизни, в лишении многих лиц возможности сексуального удовлетворения, в превращении сексуальной свободы в тайную или явную привилегию господствующих классов.

Главная проблема, которую пытался разрешить Фрейд, — проблема конфликта человека и общества. Отношение к социальному контролю, нормам, санкциям и т.п. у Фрейда двойственно. С одной стороны, это. по его мнению, необходимый инструмент обуздания инстинктов, без которого человечеству грозит самоуничтожение, с другой, — нечто такое, что неизбежно ведет к все большему извращению личности, к росту неврозов и пр.

Итальянский социолог и экономист Вильфредо Парето (1848-1923) подчеркивал иррациональный и алогичный характер человеческого поведения, отчетливо проявляющийся в ходе истории. Врожденные психические диспозиции толкают индивида к определенного рода поведению, истинные мотивы которого он маскирует при помощи псевдоаргументов, составляющих сущность всех без исключения общественных теорий. Любые теоретические построения и идеологии являются, по Парето, оправданием действия и имеют целью придать последнему внешне логический характер, скрыв его истинные мотивы. Таким образом, иррациональные пласты человеческой психики детерминируют социальное поведение людей.

Деление на способную к управлению элиту и неэлиту Парето считает существенной чертой всех человеческих обществ, а «круговорот» элит, т. е. их стабилизацию и последующую деградацию, — движущей силой общественного развития, лежащей в основе всех исторических событий. Согласно его концепции, элита, люди, наделенные от рождения предрасположенностью к манипулированию массами при помощи хитрости и обмана — «лисы» или способностью применения насилия — «львы», создают два различного типа правления, которые приходят на смену друг другу в результате исчерпания ресурсов для манипулирования. Последствием этого является деградация элиты, приводящей ее к упадку. Если правящая элита не противодействует этому путем включения новых членов из низших классов, обладающих соответствующими качествами, то наступает социальная революция, весь смысл которой, по Парето, заключается в обновлении персонального состава правящей элиты общества. В области хозяйственной деятельности «львам» и «лисам» соответствуют типы

«спекулянтов» и «рантье», прототипами которых являются бизнесмены и их противоположность — вкладчики. По Парето, политические изменения происходят тогда, когда правящая элита не в состоянии разрешить социально-экономические проблемы, возникающие в ходе общественной практики, и вынуждены прибегнуть к политическому маневрированию.

Парето признавал некоторые идеи Маркса в отношении ведущей роли классовой борьбы в истории, однако он ставил задачу «превзойти» марксизм при помощи «более широкой» социологической концепции, построенной не на экономическом, а на психологическом фундаменте, который ему казался более универсальным.

Последователь К. Маркса Владимир Ульянов (Ленин) считал, что при социализме антагонистические классовые противоречия исчезнут, и для достижения этого необходимо применение массового насилия, в виде борьбы пролетариата с буржуазией, социалистической революции, гражданской войны. Именно эти формы социальных конфликтов им разработаны более детально. Следуя учению Маркса, Ленин создал учение о движущих силах социалистической революции, искусстве подготовки и проведения вооруженного восстания, методах осуществления диктатуры пролетариата в целях ликвидации правящей элиты.


2Тернер Дж. Структура социологической теории.- М: Прогресс, 1985 — С. 129.

Скачать шаблоны wordpress.