8.3. Основные правовые барьеры в профилактике трудовых конфликтов

Основные законы, регулирующие на данный момент в Российской Федерации трудовые отношения, в частности, Трудовой кодекс РФ, Законы «О прожиточном минимуме», «О минимальном размере оплаты труда», «О порядке разрешения коллективных трудовых споров» и прочие в целом призваны создать правовую основу трудовых отношений, с целью профилактики и разрешения конфликтов в этой сфере. Действующие законы в какой-то мере защищают интересы государства, работодателей, работников и субъектов Российской Федерации.

Тем не менее, многие правовые пробелы, допущенные в нормативных актах создают определенные преграды на пути к диалогу между представителями работников и работодателей на всех уровнях социального партнерства. Например, несмотря на демократичность системы социального партнерства, нет конкретного регламента, по которым можно было бы в строгом порядке обеспечить принятие коллективных договоров и соглашений сторонами. Из-за этого во многих организациях коллективных договоров вообще не существует, точно так же нет многих отраслевых, региональных, территориальных соглашений, по меньшей мере, на какое-то время. В законе также не предусмотрен жесткий регламент принятия правил внутреннего трудового распорядка, которым пользуются работодатели, уклоняясь от него или затягивая его принятие.

В то же время государство не обеспечивает в достаточной мере баланс интересов субъектов социального партнерства как, чтобы можно было говорить об отсутствии конфликтов в сфере трудовых отношений. Наиболее ущемленными в этом отношении являются наемные работники организаций, где главный работодатель — это само государство.

В советский период развития экономики, когда государство было монопсонистом на рынке труда, в какой-то мере была обеспечена система социальной защиты наемных работников через гарантированные прожиточные минимумы, занятость и прочее, что к тому же, имело идеологическую основу. Деидеологизация общества за последние 10 лет привела к краху мифа о государстве, как о единственном гаранте безопасности и защиты интересов работников. К началу нового века основная часть работников государственных структур (так называемый средний слой) подверглась обнищанию, что не могло не отразиться на цене рабочей силы в целом на рынке труда России.

За этот период государство вопреки действующим законам сняло с себя обязательства обеспечить гарантированный прожиточный минимум. В 2000 году Государственной думой были приняты и Советом Федерации одобрены законы «О прожиточном минимуме» и «О минимальном размере оплаты труда». Последний исключает главные требования первого, а именно: «Величина прожиточного минимума, определяемая в целом по РФ, является основой для

установления минимального размера оплаты труда, минимального размера пенсии по старости, а также для определения размеров стипендий, пособий и других социальных выплат» (статья 5 пункт 1 ФЗ «О прожиточном минимуме» в РФ с изменениями, внесенными ФЗ от 27.05. 2000 № 75 ФЗ. Российская газета № 103 30.05.2000).

Спустя месяц в принятом Государственной думой, одобренном Советом Федерации и подписанном Президентом РФ В. Путиным законе «О минимальном размере оплаты труда», где нет ни единой ссылки на закон «О прожиточном минимуме», был установлен минимальный размер оплаты труда (МРОТ):

с 01. 07. 2000 — в сумме 132 руб.;

с 01. 01. 2001 — в сумме 200 руб.;

с 01. 07. 2001 — в сумме 300 руб. в месяц (ФЗ от 19. 06. 2000. № 82 ФЗ «О МРОТ»).

Эти цифры на тот период в несколько раз ниже прожиточного минимума, определяемого на основе методических рекомендаций, утвержденных самим же правительством РФ (см. статья 3. пункт 2 ФЗ «О прожиточном минимуме в РФ»).

Таким образом, государство снимает с себя ответственность за обеспечение своих работников минимальным уровнем заработной платы, которая была бы не ниже прожиточного уровня.

Аргументы, приводимые государственными чиновниками, следующие:

  • –отсутствие финансовых возможностей государства (ответ премьер министра РФ Касьянова на вопрос депутатов Государственной думы — 2001 год);
  • –угроза роста инфляции, которая может способствовать дефициту товаров массового потребления (ответ Касьянова на вопрос депутатов Государственной думы — 2003 год).

При этом в условиях острого дефицита бюджета в течение последних 10-12 лет государству «удалось избавиться» от высокорентабельных отраслей, обеспечивающих основные доходные статьи бюджета: алкогольной, автомобильной, лесной, рыбной, нефтяной, газовой промышленности. Этот процесс продолжается до сих пор.

Этим государство как основной субъект социального партнерства во взаимоотношениях с наемными работниками игнорирует их интересы, что не соответствует принципам социального партнерства и подрывает доверие. Другие работодатели — совладельцы коллективной собственности и частные предприниматели — в вопросах защиты трудовых прав работников, в частности, при установлении заработной платы этим пользуются. Ориентация других работодателей на политику государства по отношению к персоналу способствует формированию такой ситуации на рынке труда, которую можно характеризовать как правовую дезориентацию.

В силу этого на данный момент в Российской экономике сложились 3 типа взаимоотношений работодателей с работниками:

  1. Работодатель — государство и наемный работник государственных организаций.
  2. Работодатель — коллективный собственник и наемный работник, являющийся собственником в этой же организации.
  3. Работодатель — частный предприниматель и наемный работник.

Как показывает практика, наиболее конфликтными являются отношения первого типа, что обусловлено, в первую очередь, вышеназванным фактором -государство снимает с себя ответственность за гарантию обеспечить своих работников минимумом средств существования.

Последствия такого правового регулирования трудовых отношений не ограничиваются только недоверием к государству. Происходит перераспределение трудовых ресурсов — перманентные перемещения опытных работников из государственных организаций в частные структуры, где более или менее гарантирован прожиточный минимум. Наиболее типичный способ протеста работников государственных структур — экономия сил, некачественное выполнение работ, хищение государственной собственности, требование компенсации своих услуг клиентами, что квалифицируется как взяточничество или коррупция. Снижается профессиональный уровень работников и качество их работы. Занятость в государственных структурах постепенно становится не основным местом работы, а дополнительным источником дохода для работников бюджетных организаций.

Политика государства, проведенная в последние 10 лет в отношении персонала, повлияла в том числе на мобильность молодежи, которой пришлось адаптироваться без государственной поддержки. Здесь прослеживаются некоторые тенденции:

Во-первых, у молодежи преобладает интернальный локус контроля, что помогает им быстро адаптироваться. Поэтому преимущественная часть молодежи охотно идет работать в частный сектор, не имея возможности обеспечить себе прожиточный минимум в государственных структурах. Парадокс заключается в том, что расходы для получения общего и профессионального образования, в целом, покрываются за счет государства.

Во-вторых, происходит отток капитала (трудовых ресурсов) за границу. Молодежь, особенно высококвалифицированная ее часть, уезжает за границу на заработки при первой же возможности, зачастую выполняя там аналогичные работы, что и в России.

В-третьих, отсутствие связи между декларируемой и реально внедренной идеологиями способствует формированию молодежных объединений, как следствие социальной дезорганизации общества — ультранационалистических движений, сект, фанклубов и пр.

В результате, государственный сектор экономики привлекателен только для той части молодежи, которая не востребована в высокооплачиваемых частных организациях. Чаще всего это обусловлено низким профессионализмом или личностными качествами данной когорты.

Названные выше обстоятельства не способствуют в достаточной мере раскрытию потенциала другого институционального регулятора по защите интересов субъектов трудовых отношений — трудовой инспекции. Несмотря на наличие достаточно широких прав и полномочий, закрепленных в нормативно-правовых актах, трудовая инспекция в течение того периода, когда они получили юридический статус, недостаточно активизировала свою деятельность в поддержке системы социального партнерства. Тем не менее, в профилактике трудовых конфликтов роль трудовой инспекции, безусловно, велика.

Таким образом, принятая в отечественной практике правовая регламентация трудовых отношений по базовым принципам формирует конфликты на государственном уровне во взаимоотношениях с наемными работниками государственных организаций, и органами государственного управления, что вполне соответствует интересам работодателей частного бизнеса в вопросах условий найма ими рабочей силы.

Скачать шаблоны wordpress.