Контент

Всё о человеческом общении
Психология коммуникации

Нарушение мышления при шизофрении

Основной особенностью данного заболевания является развитие психических патологий при сохранении нормального уровня мышления. Шизофреник не становится слабоумным и не впадает в детство, но на время обострения болезни у него может развиться паранойя, галлюцинации и прочие расстройства, провоцирующие нелогичные поступки. Мышление больных шизофренией будто затуманено, искажено. По достижении ремиссии, пациент может вернуться к повседневным делам – проходить учебу, работать в коллективе и вести себя как обычный, психически здоровый человек. Тем не менее, на данный момент шизофрения не лечится. Это говорит о том, что максимальным успехом терапии является ремиссия, за которой может последовать новый приступ обострения. Чтобы этого не произошло, пациенту следует соблюдать врачебные рекомендации вне зависимости от своего состояния. Даже если он кажется полностью здоровым – это не так, и в случае отсутствия поддерживающей терапии возможен очередной рецидив недуга. И каждое последующее обострение будет протекать тяжелее предыдущего.

При своевременном и правильном лечении шизофрении возможно достижение пожизненной ремиссии. В таком случае, единственным напоминанием о болезни является необходимость ежедневного соблюдения врачебных рекомендаций.

Виды нарушений мышления

При развитии шизофрении, у пациента наблюдается сбой мыслительной функции. Это сопровождается следующими сбоями:

Агрессия. У больного возникают внезапные и ничем неоправданные вспышки гнева. Очень часто такие приступы являются неконтролируемыми, и шизофреник может накинуться с кулаками на первого встречного.

Проблемы с адаптацией. При шизофрении у больного наблюдается нарушение контактов с окружающим миром. Человек не способен свыкнуться с реальностью, и его поведение становится неадекватным.

Галлюцинации. Многие шизофреники утверждают, что слышат голоса. Они могут действовать на пациента успокаивающе или же управлять его действиями. В последнем случае возможно отторжение личности, когда человек чувствует себя марионеткой в руках невидимого кукловода. Такие больные апатичны и не отвечают за свои действия.

Бред. Это одно из наиболее распространенных расстройств мышления при шизофрении. Больной может вести диалог с несуществующим человеком, нести околесицу. Большинство пациентов разговаривают сами с собой, находясь в совершенно пустом помещении.

Нарушения речи, предложения становятся бессвязными и бессмысленными, проявляется косноязычие. Это состояние ухудшается с прогрессированием болезни.

Безразличие, апатия, полная потеря интереса к окружающему миру, работе, другим людям, любимым занятиям.

Навязчивые состояния, при которых больные уверены, что за ними следят, хотят взять в заложники, сглазить и пр. Многие больные с течением болезни становятся неопрятными. На это влияет отсутствие стыда, совестливости, торможение мыслительной функции и логики. Их не волнует личная гигиена. Доктора упоминают случаи, когда их пациенты могли выйти на улицу без одежды или же одеться не по погоде.

Елена Ивановна Первичко Кандидат психологических наук

ОПЕРАЦИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ

1. Снижение уровня доступных обобщений
Это неспособность к сравнению, анализу и обобщению при работе со сложными понятиями. Все, что касается снижения уровня доступных обобщений, достаточно легко поддается диагностике. Снижение уровня обобщения состоит в том, что в суждениях больных доминируют непосредственные представления о предметах и явлениях.

Оперирование общими признаками заменяется установлением сугубо конкретных связей между предметами. При выполнении экспериментальных заданий больные не в состоянии отобрать те из признаков, которые наиболее полно раскрывают обсуждаемые понятия. Здесь важно помнить о том, что для больных шизофренией в принципе не характерно снижение уровня доступных обобщений (особенно на начальных стадиях развития дефекта). Соответственно, признаки снижения уровня доступных обобщений чаще всего будут проявляться либо у больных шизофренией в случае приема нейролептиков, либо у пациентов с олигофреническим типом расстройства.

При применении вышеописанных методик снижение уровня доступных обобщений будет проявляться в следующем:

  • методика «классификация предметов»: Формируя группы карточек, больные ориентируются на более простые признаки. Есть проблемы с формированием групп по абстрактным признакам. В тяжелых случаях больные не могут усвоить инструкцию к заданию. Пациенты со снижением уровня доступных обобщений будут испытывать сложности с называнием сформированных групп;
  • методика «исключение предметов»: Исключение предметов по странным и несущественным признакам («потому что здесь нет стекла»). Справляются только с простыми карточками (напр. Где изображены 3 растения и кот). Проблемы с называнием групп;
  • методика пиктограмм: Всюду будет превалировать конкретика, а в грубом варианте будут проявляться конкретно-ситуационные сочетания, когда в качестве группы воспроизводится какой-то индивидуальный опыт («пришел я с работы, снял обувь, поставил в шкаф, потом пошел на кухню и взял кастрюлю, положил туда морковь, потом лег на диван, достал книжку... »). Чем более лаконичен и абстрактен рисунок, тем ниже вероятность наличия у пациента сниженного уровня доступных обобщений – и наоборот.


2. Искажение процесса обобщения
В некоторых учебниках Зейгарник встречается фраза о том, что искажение процесса обобщения – это антипод снижения обобщений. На самом деле, это не вполне так – это не антиподы, а скорее характеристики разного класса явлений. Все что касается снижения уровня обобщений – это скорее количественные характеристики, тогда как искажение процесса обобщения предполагает качественные характеристики. В самом общем виде больные с «чистыми» признаками искажения процесса обобщения не испытывают когнитивных сложностей при решении задач – они с легкостью оперируют сложными признаками. Как правило, для больных с признаками искажения процесса обобщения не характерны признаки снижения уровня доступных обобщений, а основные мыслительные операции им доступны, однако осуществляются они качественно иначе, нежели в норме. При построении обобщений такие больные опираются не на существенные, а на латентные признаки предметов и явлений.

ЛАТЕНТНЫЙ ПРИЗНАК – это признак, который, несомненно, присущ данному предмету или явлению, но при этом не раскрывает его предметную сущность.

В отличие от конкретных признаков, отличающихся простотой, латентные часто представляются вычурными. Пример использования латентного признака: даем больному карточку «птица-бабочка-жук-самолет», а тот исключает жука и объясняет это тем, что это – единственная ч/б картинка на данной карточке. Более мягкие варианты: образование групп по принципу «летает-не летает», «съедобное-несъедобное». Есть нюансы при применении методики пиктограмм: здесь для решения задачи субъект должен обладать способностью соотносить смысловую зону понятия, которое мы просим его запомнить, со смысловой зоной понятия, которое выбирается им в качестве опосредующего символа. Легко решаемой эта задача будет тогда, когда смысловые зоны этих двух понятий будут максимально близкими.

Однако в случае с абстрактными понятиями задача ощутимо усложняется (как изобразить понятие «развитие»? Без метафор – да никак). К категории латентных признаков всегда относятся признаки по фонетическому созвучию, которые хорошо проявляются при применении методики пиктограмм (для запоминания слова «печаль» рисуют печать, для запоминания слова «сомнение» изображают сома, а для запоминания слова «мука» – мешок муки).

ДИНАМИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
Этот аспект пока пропускаем, т. К. Его нарушения не характерны для шизофрении. Такие нарушения встречаются у больных эпилепсией и пациентов с диффузными органическими поражениями центральной нервной системы. Этот аспект будет разобран чуть позже, применимо к рассмотрению «органики». Вообще говоря, и инертность, и лабильность мышления, и ускорение ассоциативного процесса могут встречаться у больных шизофренией – однако это не будет специфическим проявлением особенностей мышления по шизофреническому типу. Иными словами, нарушения динамического аспекта мышления для больных шизофренией в целом неспецифичны: они могут иметь место, но на основании их наличия не делают никаких диагностических выводов.

МОТИВАЦИОННО-ЛИЧНОСТНЫЙ АСПЕКТ
Ситуация диагностики в клинике должна однозначно интерпретироваться пациентом как ситуация экспертизы – он должен быть заинтересован в своей судьбе. Если мы этого не наблюдаем, то это можно считать признаком определенных мотивационных проблем или проблем с целеполаганием. При шизофрении эта специфическая окраска отсутствует, что является проявлением апато-абулических расстройств. В грубых случаях у больных наблюдается апатия как бесчувствие, в более мягких вариантах – апатия как нарушение мотивации. На патопсихологическую экспертизу обычно отправляют вторых, потому как с первыми и без экспертов все ясно. При исследовании мышления апато-абулические нюансы проявляются как разноплановость суждений, резонерство и нарушения критичности к себе и своей деятельности.

1. Разноплановость суждений
Суждения больного становятся внутренне противоречивыми, а сам больной нечувствителен к наличию этих логических противоречий. Это происходит потому, что при построении своих суждений такой больной исходит одновременно из нескольких целей. Таким образом, за разноплановостью всегда стоит дефект целеполагания. Отсюда и само слово «разноплановость» – у больного одновременно существуют несколько планов решения одной и той же задачи, причем отдельные из этих планов оказываются совершенно не связанными друг с другом. В норме эти планы упорядочены и соподчинены друг другу, а здоровый человек при классификации предметов опирается на признаки, раскрывающие их предметную сущность. В идеале это должны быть признаки одного уровня. А при разноплановости всего этого нет, вместо этого – чехарда решений. Зачастую даже обладая очень высоким уровнем доступных обобщений и проявляя креативность, такие больные испытывают затруднения с реализацией простых бытовых решений, что логично выражается в их непродуктивности в обыденной жизни.

Разноплановость суждений может иметь разную степень выраженности. Наиболее грубо разноплановость проявляется в виде «разорванности мышления», когда речь пациента может приобретать чуть ли не вид «словесного салата» (e.g. Начало фразы про одно, середина про другое, конец про третье). «Классическую» разноплановость в речи пациента просто так не увидеть – нужно специальное исследование, направленное на разворачивание мыслительного процесса во времени. Нельзя делать выводы по тому, как пациент решает одну конкретную задачу – для точного выявления нарушений мотивации нужно проанализировать то, как он справляется с несколькими задачами. В этой связи лучше всего выявлять разноплановость посредством сопоставления результатов применения разных методик и того, насколько качественно больной выполнил разные задания.

При этом надо учитывать и динамический аспект в части возможных колебаний работоспособности больного. Если этот фактор учтен, а результаты выполнения заданий все равно «плавают» – можно говорить о нарушении целеполагания. Совсем легкая форма разноплановости известна как «соскальзывание на побочные ассоциации». О наличии «соскальзываний» можно говорить в том случае, когда потеря цели носит кратковременный характер и при помощи пациенту в структурации его деятельности он способен актуализировать верные признаки и выдать правильное решение задачи. Здесь тоже необходимо исключать возможное влияние динамического аспекта, как и в случае со средней («классической») степенью выраженности.

При применении диагностических методик разноплановость суждений больного будет проявляться следующим образом:

  • методика «классификация предметов»: у больных на одном этапе классификации сосуществуют «сниженные», искаженные и адекватные решения;
  • методика «исключение предметов»: больной может предлагать разные варианты решения в пределах одной задачи и в итоге запутаться. Могут последовательно актуализироваться то конкретные, то искаженные, то адекватные признаки, но при этом актуализация признаков разного типа не сопряжена с объективной сложностью решения задачи (более сложные карточки обычно решаются правильно, а более простые решаются с опорой на латентные и субъективно значимые признаки); методика пиктограмм: здесь тоже возможна множественность решений – для запоминания одного слова испытуемый может предлагать сразу несколько последовательных символов.


2. Резонѐрство
В. А. Гиляровский определял резонерство как склонность к бесплодному мудрствованию, не приводящую к реальному интеллектуальному продукту. Каждый здоровый человек хотя бы раз грешил этим делом. Типичный пример нормативного резонерства – ответ «плавающего» студента на экзамене. Если здоровый человек прибегает к резонерству – это значит, что он попал в сложную ситуацию. В норме резонерские высказывания носят компенсаторный характер. В целом за резонерскими высказываниями стоит потеря цели высказывания. В самих же высказываниях хорошо проявляется специфика мышления и общего психического склада больного. При шизофрении резонерство не сопряжено с реальной сложностью поставленной перед пациентом задачи, более того – часто оно появляется вообще на пустом месте. При этом всегда присутствует некий специфический интонационный пафос, но этот пафос не соответствует простоте рассматриваемой ситуации. При всей своей претенциозности шизофреническое резонерство является довольно монотонным и спокойным (апато-абулический эффект). Исключением являются случаи, когда тема рассуждения является для пациента субъективно значимой. Шизофреническое резонерство имеет монологический характер – больной не прислушивается к мнению собеседника, а просто вещает то, что вещает. У больных эпилепсией и лиц с органическими поражениями ЦНС тоже встречается резонерство, но там оно имеет свою особую специфику (у эпилептиков – «морализаторское», у лиц с «органикой» – комментирующее»).

3. Нарушения критичности
Для оценки критичности используется проба Эбингауза – это особый текст с пропусками слов, которые предлагается заполнить пациенту таким образом, чтобы на выходе получился понятный, логический и последовательный текст. Испытуемый заполняет пропуски, после чего ему предлагают прочитать получившийся текст и увидеть логические противоречия, а затем самостоятельно исправить эти противоречия. Оценка критичности начинается с наблюдения за тем, сколь продуктивно больной справляется с исправлением ошибок. При этом нужно быть уверенным в том, что клиент не является когнитивно сниженным. Если больной не вносит исправления сам, экспериментатор должен сделать это за него и указать на противоречия пациенту. Критичность – это качественное понятие, и пока никто не озаботился тем, чтобы хоть как-то ее проградуировать.

Выделяют 3 вида критичности:

  • критичность к наличию у себя психопатологической симптоматики;
  • личностная критичность (самый сложный вид);
  • критичность к эффективности и результативности своей деятельности в экспериментальной ситуации (единственный вид критичности, который имеет отношение к феномену мышления).


Поскольку в идеале пациент должен быть заинтересованным в своей собственной судьбе, он не должен реагировать на замечание экспериментатора о нестыковках в его тексте в стиле «что воля, что неволя, все равно». ©

Далеко не всегда и не у всех пациентов будет встречаться весь описанный комплекс особенностей мышления. Однако в целом они встречаются довольно часто, а их наличие дает право выносить дифференциально-диагностические суждения. Когда пациент впервые попадает в поле зрения специалиста в связи с нарушениями поведения и адаптации, этот комплекс у него, скорее всего уже есть. Когда больной начинает лечиться, то описанная вычурность и «красота» мышления со временем сходит на нет. Почему это происходит – сказать достаточно сложно, но со временем обычно появляются признаки органических нарушений, а искажения обобщений сменяются снижением.

Однако это не будет тотальным снижением – снизится общий уровень больного, но его способность к актуализации латентных признаков сохранится, хотя и в несколько упрощенной форме. Даже в пределах сниженного уровня доступных обобщений такой больной все равно будет демонстрировать признаки искажения. Таким образом, при глубоком шизофреническом расстройстве на первый план выступают признаки органического дефекта со снижением уровня доступных обобщений и инертностью.

Мышление при шизофрении

Расстройства мышления при шизофрении описаны клиницистами-психиатрами и психологами. Для мышления больных шизофренией характерно то, что нарушение на уровне понятий не исключает относительной сохранности формально-логических связей. Происходит не распад понятий, а искажение процесса обобщения, когда у больных возникает множество случайных, ненаправленных ассоциаций, отражающих чрезвычайно общие связи.

Ю. Ф. Поляков у больных шизофренией отмечает нарушение актуализации сведений из прошлого опыта. По данным эксперимента, в сравнении со здоровыми больные лучше опознают те стимулы, которые являются менее ожидаемыми, и хуже – стимулы, более ожидаемые. В результате отмечается расплывчатость, причудливость мышления больных, что приводит к нарушению психической деятельности при шизофрении.

Эти больные не выделяют значимых существенных связей между предметами и явлениями, однако не оперируют, как олигофрены, второстепенными конкретно-ситуационными признаками, а актуализируют чрезмерно-общие, не отражающие реальной действительности, часто слабые, случайные, формальные признаки.

При проведении методик "исключение предметов", "классификация предметов" больные часто производят обобщение на основе личного вкуса,  случайных признаков, предлагая несколько вариантов решения, при этом не отдавая предпочтения ни одному из них. В данном случае можно говорить о разноплановости мышления, когда суждение о каком-то явлении протекает в разных плоскостях.

Начальная стадия нарушений мышления раньше, чем в других методиках, выявляется в пиктограммах. Здесь обнаруживаются расстройства аналитико-синтетической деятельности (соотнесение абстрактно-смысловых и предметно-конкретных компонентов). Больные могут выбирать  образ, неадекватный содержанию понятия, могут предлагать пустой, выхолощенный, бессодержательный набор предметов, псевдоабстрактные образы, сами по себе лишенные содержания, или часть, фрагмент какой-то ситуации и т.д.

При ассоциативном эксперименте отмечаются ассоциации атактические, эхололические, отказные, по созвучию.

Искажение процесса обобщения происходит в сочетании с нарушениями последовательности и критичности мышления. Например, разглядывая рисунки Х. Бидструпа, больные не понимают юмора, юмор переносится на другие, неадекватные объекты.
 
При  проведении многих методик у больных отмечается резонерство. Резонерство при шизофрении отличается выхолощенностью ассоциаций, потерей целенаправленности, соскальзываниями, претенциозно-оценочной позицией, склонностью к большим обобщениям по поводу относительно незначительных объектов суждения.

Соскальзывание проявляется в том, что больные, адекватно рассуждая, вдруг сбиваются с правильного хода мыслей на ложную ассоциацию, затем  опять могут рассуждать последовательно, не исправляя ошибок. Непоследовательность суждений не зависит от истощаемости, сложности заданий.

Таким образом, при шизофрении могут выявляться нарушения внимания и нарушения памяти. Однако при отсутствии органических изменений головного мозга эти нарушения являются следствиями нарушений мышления.  Поэтому основное внимание психолог должен уделять исследованию мышления

Методы психотерапии

Шизофрения – это сложное и многогранное заболевание, поэтому универсального метода лечения заболевания нет. План психотерапии при шизофрении составляется в индивидуальном порядке и зависит от особенностей течения заболевания. Обязательные условия для назначения психотерапии: купирование обострения препаратами; пациент должен идти на контакт с врачом; пациент не должен представлять опасности для окружающих. Чаще всего психотерапия применяется при рекуррентной форме заболевания в период ремиссии. Также такой метод терапии эффективен при простой шизофрении без продуктивной симптоматики и резидуальной (остаточной) шизофрении. Именно при резидуальной шизофрении метод оказывается наиболее эффективен.

Когнитивно-поведенческая терапия

Терапия помогает справиться с паническими атаками

Изначально этот метод психотерапевтического лечения был разработан для самостоятельного преодоления подсознательных установок, мешающих жить полной жизнью. В современной психотерапии он широко применяется для преодоления фобий, навязчивых состояний и сверхценных идей.

Суть метода заключается в изменении восприятия пациента. Врач помогает больному изменить его точку зрения на вещи, вызывающие в нем страх или тревогу, а также учит, как преодолеть казалось бы неконтролируемые эмоции при фобиях.

При шизофрении такой метод помогает избавиться от следующих состояний

систематизированный бред (при легкой паранойяльной форме заболевания);

сверхценные идеи;

потребность в навязчивом повторении одних и тех же действий;

неконтролируемое чувство паники; тревожный и маниакальный синдром.

Основная задача метода – помочь пациенту сформировать критическую оценку собственных бредовых идей. Это эффективно при легких формах бреда, например, при паранойяльной шизофрении, а также позволяет справиться с последствиями острого бреда при параноидной форме заболевания, обострение которой было успешно устранено препаратами.

Вторая цель когнитивно-поведенческой терапии – помочь больному осознать и принять свое заболевание. Врач деликатно формирует у больного мысль о необходимости лечения и соблюдения всех рекомендаций психиатра.

Одновременно с этим, специалист помогает больному взять свои эмоции под контроль. Как известно, пациенты с шизофренией очень остро реагируют в любых стрессовых ситуациях, поэтому психотерапевт помогает больному научиться самому справляться со стрессом и эмоциональным напряжением.

Все это позволяет пациенту вернуться в социум и жить полной жизнью. Для семейных людей когнитивно-поведенческая психотерапия является способом гармонизации отношений с родными и близкими.

Психоанализ при шизофрении

Психоанализ не является отдельной методикой лечения. Это собирательное понятие, основанное на трудах З. Фрейда и К. Юнга. Метод основан на работе с собственным подсознанием пациента. Целью такой терапии является:

принятие больным своего состояния;

обучение нахождению триггеров, который могут спровоцировать обострение;

прорабатывание бреда и галлюцинаций;

обучение умению отличать продуктивные симптомы шизофрении от реальности;

нормализация взаимодействия с социумом.

Метод основан на индивидуальных беседах с больным. В целом, сеанс строится по следующей схеме – на протяжении нескольких недель врач задает вопросы, на которые пациент должен отвечать честно. Затем врач формирует собственную оценку личности больного и помогает ему научиться взаимодействовать с подсознанием.

Контроль собственного бессознательного является ключом к продлению ремиссии, так как больной учиться анализировать потенциальные опасности и обходить стороной ситуации, который выступают потенциальным триггером к началу нового обострения.

Терапия, ориентированная на преодоление стигмы шизофрении

Методика помогает многим больным, со временем, возвратиться к нормальной, полноценной жизни

Основная проблема социальной адаптации больных шизофренией заключается в отношении общества к людям с таким диагнозом. Более того, сами пациенты также подвержены негативному отношению к больным шизофренией, что заставляет их сознательно выбирать изоляцию, зная, что в обществе поддержки они не найдут. Во многом здесь виноваты средства массовой информации, с помощью которых слово “шизофреник” приобрело несколько иной смысл, и теперь ассоциируется у подавляющей части населения с потенциально опасными для общества безумцами и агрессорами.

Важная часть психотерапии – это преодоление такой стигмы. Больной должен осознать, что он нездоров, однако при этом он должен понять, что диагноз шизофрения не ставит на нем крест, как на личности и члене социума.

Этот метод лечения крайне важен для больных, добившихся устойчивой ремиссии, так как при правильном подходе и высокой квалификации врача помогает наладить социальные взаимодействия. Некоторым людям даже удается вернуться на работу и в семью.

Персональная психотерапия

Такая методика направлена на укрепление собственного “Я” и собственной личности пациента. Она помогает восстановить когнитивные функции мозга, повысить внимание, улучшить память и способность к концентрации. Во время сеансов, врач помогает пациенту с развитием речи и мимики, направляет на преодоление негативных эмоций, помогая распознавать сверхидеи и бредовые симптомы.

Такой вид психотерапии помогает пациенту примириться с самим собой, что очень положительно сказывается на дальнейшем лечении, так как больные перестают отказываться от приема рекомендованных препаратов, осознают свой диагноз и сами обращаются к специалисту, заметив тревожные “звоночки”.

Экзистенциальная терапия

Этот метод достаточно противоречив и требует высокой квалификации врача. Суть заключается в том, что психотерапевт постепенно подводит больного к тому, что он сам осознает специфику своего психического состояния, и постепенно начинает над ним работать.

Однако метод требует погружения врача в “мир” пациента, что может быть опасно для самого психотерапевта. Кроме того, с больными шизофренией бывает сложно работать, так как их образ мысли часто не поддается логическим предсказаниям, в результате психотерапия может лишь навредить.

 Если говорить простым языком, такой тип лечения помогает больному осознать смысл бреда и галлюцинаций, найти причинно-следственные связи и сформировать критическое мышление в отношении собственного поведения.

Проблемно-ориентированный метод психотерапии

Проблемно-ориентированный метод – одно из самых действенных направлений при работе с людьми, у которых нарушена психика

Этот метод наиболее распространен и эффективен. Более того, данный метод лечения одобрен психиатрами всего мира. Он состоит из нескольких этапов – работа с пациентом, работа с семьей больного, интеграция пациента в социум.

 Метод направлен на подробный разбор проблемы и поиск оптимального решения. Он позволяет пациенту не только органично влиться в общество, но и наладить отношения с родными и близкими, при этом преодолев особенности характера, появляющиеся при шизофрении.

Виды психотерапии

Лечение психотерапией шизофрении требует достаточно много времени – это необходимо учитывать пациентам и их родным. Прежде чем отправляться на первый сеанс, следует быть точно уверенным, что общее психическое состояние пациента позволяет ему принимать такую терапию, в противном случае врач просто не сможет достучаться до больного.

Существует два основных вида психотерапии – индивидуальная и групповая. Каждый имеет ряд особенностей.

Индивидуальная психотерапия

Индивидуальные сеансы – это начало психотерапевтического лечения. Дело в том, что в первое время пациенту сложно выйти на контакт с врачом, не говоря уже о посещении групповых сеансов.

Индивидуальная психотерапия помогает осознать свою болезнь, научиться справляться с негативной симптоматикой и критически оценивать собственные действия. Это является залогом успешности предстоящей интеграции больного в социум.

Точный тип работы с больным на индивидуальных сеансах выбирает врач после изучения истории болезни и первичной беседы с пациентом.

Групповые сеансы

Групповая психотерапия требует подготовки. К ней пациент допускается только после детальной проработки существующих проблем на индивидуальных сеансах. В целом, групповая психотерапия является последним подготовительным этапом перед возвращением больного в социум, и потому очень важна. На таких сеансах пациенты общаются с другими людьми с таким же диагнозом и совместно с врачом обсуждают различные темы, непосредственно затрагивающие жизнь человека с шизофренией. Нередко групповая терапия направлена на совместное преодоление стигмы шизофреника. Как правило, посещать такие занятия следует длительно, иногда годами.

Гипноз

Процедура, проводимая не квалифицированным врачом, может только навредить

Гипнотерапия является самым неоднозначным методом лечения шизофрении. В некоторых случаях гипноз может быть даже опасен, так как воздействует на бессознательное человека с неустойчивой психикой и непредсказуемыми реакциями. Кроме того, врачей-гипнотерапевтов достаточно мало, часто услуги по лечению шизофрении гипнозом предлагают шарлатаны. В связи с этим, не рекомендуется прибегать к такому методу. Лучше предпочесть классические методы психотерапии.

Прогноз

Больные и их близкие интересуются – можно ли вылечить шизофрению психотерапией.

На самом деле, шизофрения является неизлечимым заболеванием, и сегодня нет ни одного эффективного метода, который давал бы шанс на полное выздоровление. Как показывает практика, психотерапия помогает больному научиться жить с психопатологией, учит распознавать начальные симптомы обострения, что позволяет пациентам добровольно обращаться к психиатру при появлении тревожных признаков. Результатом становится своевременная медикаментозная коррекция, которая влечет за собой продление ремиссии. Кроме того, психотерапия учит больного контролировать свои эмоции и значительно снижает риск суицида среди пациентов с таким диагнозом.

Известны случаи, когда комбинация психотерапии и медикаментозного лечения приводили к устойчивой ремиссии на долгие годы и помогали больному вернуться к нормальной полноценной жизни без оглядки на время пребывания в психоневрологическом диспансере.

Комментарии закрыты