СТРУКТУРА БЕСПОКОЙСТВА

У беспокойства есть несколько характерных особенностей:      

* Много  рассуждений —  и ни  одного действия.  Беспокойство сдерживает  действия.      

 * Беспокойство ставит вас в положение либо полной ответственности, либо  абсолютной беспомощности.

Причина и следствие подобны противоположным концам  детских  качелей.  Один  тип  беспокойства  перетягивает  вас  полностью  на  причинный  конец. Вы можете  думать,  что вы полностью отвечаете за все, что  произойдет, что все зависит от  ваших действий, и когда что-то  идет не так,  то обвинять следует себя. Второй тип беспокойства равным  образом неприятен.  Только  теперь  вы  на  другом  конце  качелей под названием «следствие», во  власти событий,  которые, метафорически говоря,  подбрасывают вас  вверх. Вы  можете решить, что вы  полностью во власти событий.  Это сильное  упрощение.  Реальный мир намного сложнее. Мы можем влиять на  события, но не в состоянии  управлять ими в полной мере, так же как и они нами.       * Беспокойство не направлено  на достижение результата, оно отталкивает  нас от нежелательных событий. Чтобы избежать их, вам  необходимо представить  себе нежелательные последствия. Поэтому вы представляете  себе, как все, что  может  пойти  не так,  на самом  деле пойдет  не так,  да еще  и  с  разными  неприятными  деталями. Мышление,  направленное  на результат, противоположно  беспокойству,  потому  что,  двигаясь по направлению к  цели,  вы  начинаете  строить план действий, а это лишает беспокойство его силы.       *  Никаких  проверок  во внешнем  мире.  Беспокойство  ходит замкнутыми  кругами, это похоже на ловушку, в которую вы попадаете,  разглядывая рисунки  Эшера  (Escher),  в которых вы  теряете перспективу и обнаруживаете  себя  в  начале того же  самого витка спирали как раз в тот момент, когда вы думаете,  что  уже вышли на вершину.  Один виток встроен в другой. И эти витки никогда  не кончаются, они состоят из воображаемых событий, не приходящих к какому-то  разрешению,  потому  что  очередная  возможность  втягивает   вас  снова   в  круговорот. Единственный  способ  выйти из него — это  сделать что-нибудь  в  реальном  мире:  собрать  больше  информации,   сделать  телефонный  звонок,  поговорить с другими людьми, чтобы изменить свою точку зрения.       Беспокойство  —  это стратегия, последовательность мыслей и действий, и  зачастую протекает автоматически.       Эта последовательность обычно начинается с внутреннего голоса,  который  говорит  что-то  вроде:  «Предположим, что  случится  X».  Далее, мы создаем  мысленные  картинки  неприятных последствий  этого события X.  Эти  картинки  обычно сконструированы,  расположены близко, подвижны  и  ассоциированы, как  будто  это происходит сейчас,  а  не  на линии нашего будущего. Глядя на эти  картинки, мы начинаем чувствовать себя плохо — именно так, как  если. бы эти  события на самом деле уже произошли.       В НЛП разработан краткий способ записи различных стратегий мышления:       Внутренний  диалог записывается как Аid  (auditory internal dialogue  —  аудиальный внутренний диалог).       Сконструированные   картинки    обозначаются   Vic   (visual   internal  constructed — визуальный внутренний сконструированный).       Чувства  записываются как Кi (kinesthetic  internal  —  кинестетический  внутренний).       Структура беспокойства       Исходное событие       |       v       Внутренний диалог (Aid):       «Что случилось бы, если бы произошло X?»       |       v       Сконструированные,  ассоциированные,  подвижные  картинки  этих  плохих  событий (Viс)       |       v       Неприятные ощущения (Кi)       |       v       Дальнейший внутренний диалог    ПРЕРЫВАНИЕ ЗАМКНУТОГО ЦИКЛА БЕСПОКОЙСТВА       Беспокойство ведет в никуда, и поэтому лучше его остановить.       Во-первых, узнайте  свою собственную стратегию  беспокойства. Наверное,  это  будет  до боли знакомая  последовательность  шагов,  близкая к основной  стратегии или чуть видоизмененная.       Чтобы  выйти из  замкнутого цикла,  сначала  следует  осознать, что  вы  находитесь внутри него. Это значит, что  вам  необходимо выскочить наружу  и  диссоциироваться. Увидьте его таким, какой он есть.       Оказавшись  снаружи,  посмотрите со стороны  на  эту  до боли  знакомую  картину  и отвлекитесь. Подумайте о состоянии своего тела прямо  сейчас. Как  оно себя чувствует? Заметьте, как это осознание изменяет ваше состояние.       Теперь задайте вопрос:  «Что необходимо, чтобы  это стало  реальностью?  Существуют ли какие-то  доказательства того,  что это произойдет?». Часто вы  будете  обнаруживать  целый  набор  весьма маловероятных  ситуаций,  которые  должны произойти все вместе. И беспокоящий вас сценарий имеет такие же шансы  на  существование, как  и  возможность быть пораженным  молнией сразу  после  выигрыша в лотерею.       Каково позитивное  намерение этого беспокойства? Что ценного в том, что  вы пытаетесь совершить в  подготовке  и планировании неприятных событий? Это  важно, но беспокойство — не лучший помощник для такого занятия. Беспокойство  может также привлекать  ваше внимание  к тому, чего  вы избегаете  и  что на  самом деле требует разрешения.       Воспользуйтесь  этими идеями, чтобы  изменить  первый  вопрос стратегии  беспокойства. Вместо вопроса: «Что будет,  если  произойдет X?»  — спросите:  «Что  я  буду  делать,  если  произойдет  X?».  Такое изменение  приводит  к  следующему:       * Оно помещает событие в будущее.       * Оно диссоциирует вас от события.       * Оно переводит внимание с события на ваши действия.       Теперь вы можете планировать свои действия, а не  застревать в сценарии  со всеми сопровождающими  его неприятными ощущениями. Спросите себя: «Какова  вероятность того,  что  это произойдет?». Необходимо ли вам подумать о плане  прямо сейчас,  или это событие  настолько маловероятно, что вы можете просто  проигнорировать  его?  Или,  может  быть,  вы  верите  в   свои  собственные  способности действовать наилучшим образом в этот момент времени?       Вам действительно  необходимо спланировать  то,  что  должно произойти?  Поработайте над результатом. Создайте мысленные фильмы  о том,  что вы могли  бы  сделать,  оставаясь при этом диссоциированным  и просматривая  фильмы со  стороны.  Прокрутите несколько  возможных  вариантов. Выберите  тот, который  доставляет  вам  самые приятные  ощущения. Ассоциируйтесь с  этим  вариантом  фильма  и мысленно  прорепетируйте  его. Если и  теперь  он вызывает хорошие  ощущения, значит, у вас есть план. Может быть, вам захочется создать два или  три варианта плана, тогда прорепетируйте  несколько фильмов  из тех, которые  вам  понравились. После этого прервите  состояние, измените свою физиологию,  перейдя в более ресурсное состояние, и сделайте что-нибудь еще.       Известно  ли вам то время, когда вы чаще всего начинаете  беспокоиться?  Возможно,  вы  выбираете для этой  привычки вполне  определенное время  дня,  например,  вечер  воскресенья, Это может  происходить  перед  сном, когда вы  лежите  в постели  и  ваша  бдительность  уже  достаточно  ослаблена,  чтобы  беспокойство  могло завладеть вашим вниманием. Если с этим связана проблема,  примите решение подумать  о ней  на следующий день.  Сдержите свое обещание,  иначе беспокойство вернется на следующий вечер с удвоенной силой.       Стратегия прерывания беспокойства       1. Внутренний диалог (Aid): «Что я буду делать, если произойдет X?»       2.  Создайте   сконструированные,   диссоциированные  фильмы   (Vik)  о  нескольких возможных вариантах своих действий.       3. Выберите вариант, который вызывает у вас приятные ощущения (Кi).       4. Проведите  мысленную  репетицию этого плана, представив себе, как вы  предпринимаете  эти  действия и  получаете  желаемый  результат, прокручивая  сконструированный ассоциированный фильм (Vic).       5. Убедитесь в том, что эта репетиция вызывает у вас  хорошие  ощущения  (Ki). Вернитесь к шагу 2, если вам необходимы дополнительные варианты.       6. Прервите это состояние.       Предположим, вы  прошли эту последовательность шагов и вам кажется, что  вы ничего не  можете сделать.  Значит,  вы ничего не можете сделать. Примите  ситуацию  такой,  как  она  есть.  Может  быть,  она  еще  изменится. Нельзя  предсказать   все  на  свете.  Возможно,   вам  необходимо   собрать  больше  информации.  Если так, подумайте о том, как вы ее получите. В самом  крайнем  случае вопрос  может  звучать так: «Что случится,  если я  умру?».  Если это  реальная возможность, то один  из вариантов  может заключаться  в том, чтобы  как можно  лучше подготовиться к смерти. Мы вернемся к этому моменту в главе  12.    ЗАСТАВИТЬ СЕБЯ ЗАМОЛЧАТЬ       Беспокойство  обычно  начинается  с  внутреннего диалога.  В постоянном  внутреннем диалоге немного пользы, а иногда он может стать причиной стресса.  Порой  мы  разговариваем  сами  с собой так, как  никогда  не  позволили  бы  общаться  с другими людьми. Любое имеющееся у нас  ограничивающее  убеждение  или предпосылка будет включать внутренний диалог.       Когда мы разговариваем сами с собой, то используем слова  точно так же,  как  в  разговоре  с  другими людьми. Но иногда мы забываем  о том, что язык  является лишь  способом представления опыта,  а  не самим  опытом.  Одна  из  первых моделей НЛП, разработанных Ричардом  Бендлером  и  Джоном Гриндером в  1975 году,  известна  под названием метамодель  и представляет  собой  набор  определяющих вопросов, позволяющих распутать вводящие в заблуждение действия  языка.  Эти  вопросы  оказываются  очень  полезными  в  тех  случаях,  когда  необходимо сделать ясным общение между людьми. В этой книге мы воспользуемся  некоторыми из них, чтобы исследовать то, что вы говорите сами себе.       Мы  знаем,  что наши  мысли  непосредственно  влияют  на  нашу  нервную  систему.  Мы полагаем,  что иммунная  система  подслушивает  наш  внутренний  диалог.  Возможно  даже,  что  она  подчиняется  его  указаниям  без  нашего  сведения.  Следовательно, прояснение  нашего  внутреннего  диалога  могло бы  оказать   самое   благоприятное  воздействие  на   внутреннее  состояние   и  устойчивость иммунной системы.       Первый шаг —  осознать свой внутренний диалог. У большинства людей есть  свой  внутренний голос; у одних  он  громкий  и  настойчивый, у  других едва  слышен. Вы когда-нибудь замечали, откуда он звучит? Каким  тоном он говорит?  Приятно ли его слушать?  Чей это голос? Ваш собственный? Если он принадлежит  кому-то другому, то  разве вы давали этому человеку  разрешение поселиться в  вашей голове? Надоедливый обвиняющий тон голоса, звучащего со стороны, может  вызвать стресс, но то же самое может сделать и внутренний голос.       Делает  ли   ваш   внутренний  голос   какие-то  сравнения?   Сравнения  проявляются  в  словах  типа «лучше»,  «наилучший», «хуже», «самый  плохой»,  «более»,   «менее».  Поищите,   нет   ли   у  вас   в   голове  каких-нибудь  нереалистичных, лишающих  мотивации  сравнений.  Когда вы слышите,  как  ваш  голос  сравнивает  то,  что  вы делаете  (поведение)  или  кем вы  являетесь  (идентичность), убедитесь в том, что вам известно основание,  на котором это  сравнение  производится.  Например:  «Я  поступил плохо».  Уместно  было  бы  спросить:  «В сравнении с чем?». С  тем, как вы  умеете? С вашим идеалом?  В  сравнении с экспертом в этом деле?  Нереалистические сравнения подавляют, но  первое, что  вам  следует  помнить,—  это  то,  что они нереалистичны. Чтобы  мотивировать  себя,  проводите  сравнения  с  вдохновляющим   вас   будущим,  связанным с  вами,  а  не с другими  людьми.  А чтобы судить  о  собственном  прогрессе, сравните себя с тем, каким вы были в начале пути.       Мы  уже рассматривали, как можно создавать стресс с  помощью обобщения.  Один из способов обобщения  заключается в том, чтобы прислушиваться к словам  типа   «все»,   «никогда»,   «всегда»,   «каждый».   Такие  слова   называют  «универсалиями». Они  подразумевают отсутствие всяких  исключений, например:  «Я никогда  не  смог бы  этого сделать»,  «Я всегда подхватываю простуду  на  Рождество»,  «Все  будут  смеяться  надо  мной».  Оцените  объективно  явное  нарушение  в  логике  таких рассуждений.  Ничто  не может  быть  абсолютным,  наверняка  существуют исключения.  Вспомните  их. Если вы  совсем не  можете  найти ни одного исключения, то  устраивает ли вас такое положение дел?  Если  нет, то примите решение создать исключение при первой же возможности.       Ваш  внутренний  голос  может,  кроме  того,  устанавливать  правила  и  высказывать  суждения.  Мы  часто  высказываем суждения,  не опирающиеся  на  достаточно  веские  доказательства У врачей  есть авторитет, они очень много  знают о болезнях и недомогании в целом, но вы являетесь экспертом в том, что  касается вашего субъективного опыта Когда вы замечаете, что  говорите самому  себе о том, что вам следует или не следует  делать, спросите себя:  «Зачем?»  или «Кто сказал, что так должно быть?».       Мы устанавливаем  правила  для  самих  себя с  помощью таких слов,  как  «следует»  и «не  следует»,  «должен»  и «обязан»,  «могу» и  «не  могу».  В  лингвистике эти  слова  называются  модальными  операторами. Будьте особенно  внимательными к появлению  таких слов в вашем внутреннем  диалоге.  Когда мы  растем,  нас   бомбардируют   модальные   операторы,  щедро   разбрасываемые  родителями  и   учителями.  Ведь  это  основной   способ  удерживать  нас  в  определенных границах. Но эти  границы могут  со  временем стать устаревшими  или  чрезмерно  узкими. Когда вы слышите,  как ваш внутренний голос говорит,  что вы  «должны» или «обязаны» сделать что-то, остановитесь  и  задайте себе  вопрос: «Что произойдет, если я этого не сделаю?». Может существовать веское  основание для  того, чтобы сделать это, но может такого основания и не быть.  Исследуйте  последствия  такого решения. Вы  не  должны  слепо  подчиняться.  Другой вариант заключается в том,  чтобы заменить в своем внутреннем диалоге  все «должен» на «могу». Так что «Я должен выздороветь» превратится в «Я могу  выздороветь».  «Я могу» предоставляет возможность  —  я могу сделать  это, а  может быть, я и хочу?       Аналогичен подход к словам «не  должен» и «не  обязан». Спросите  себя:  «Что случится,  если я  все-таки сделаю это?»  — и  тщательно разберите  все  последствия. Каждый раз, когда вы услышите, как ваш внутренний голос говорит  «не  могу»,  сразу  же  ставьте  вопрос: «А  что  меня останавливает?».  Это  препятствие  может   быть   серьезной   причиной,   а   может   оказаться  и  ограничивающим  убеждением. И  как только  вы  поставите  такой  вопрос,  он  направит  вас  на  поиски возможных  путей  преодоления стоящего перед  вами  препятствия.  За  такими  операторами  очень  часто  скрываются убеждения  и  предположения,  касающиеся  здоровья  и  болезни.  И  задав  этим операторам  вопросы, вы можете спросить у самих себя, какие именно убеждения лежат  в их  основе.    Мы    уже    сталкивались    с    абстрактными   существительными  (номинализациями). Любое заболевание  описывается  с помощью  номинализаций.  Номинализации оказываются замороженными, они не могут изменяться во времени.  Но что же происходит? Превратите  их в процесс. Найдите,  что  на самом деле  происходит в вашем  теле, И каким  бы серьезным ни  было заболевание, первым  шагом   на   пути   установления  контроля   над   ним   является  процедура  деноминализации.       И последнее. Прислушивайтесь в своем внутреннем диалоге к любой попытке  самообвинения.  Обвинять  самого  себя  —   значит  взять   на  себя  полную  ответственность за происходящее и считать себя причиной случившегося.       Мы знаем, что логику причины и следствия нельзя так упрощенно применять  к процессам,  связанным  с людьми,  но наш язык не  улавливает  столь тонких  различий.  Мы  используем  одинаковые формы в таких высказываниях,  как  «Он  разозлил  меня»  и «Он разбил  стакан». Когда вы говорите что-то  типа: «Она  разбила  мое  здоровье»,— вы лишаете себя  сил и  наделяете  кого-то другого  властью  над  своим  здоровьем.  Столкнувшись  с  ситуацией,  в  которой  вы  приписываете  свое   эмоциональное   состояние  другим  людям   или  внешним  обстоятельствам,  задайте себе вопрос:  «Каким именно образом эти люди  (или  обстоятельства) вызывают у меня?..». Более  прямой вопрос звучит так: «Каким  образом я сам способствую возникновению этого состояния или этой болезни?».       Приписывая причину исключительно внешним обстоятельствам, вы оставляете  себе лишь возможность  пожинать последствия и лишаете себя всякой власти над  своим состоянием.       Вот несколько вопросов к вашему внутреннему диалогу:       «Я должен делать больше физических упражнений».       Что случится, если я не буду делать упражнения?       «Я не могу бросить курить».       Что останавливает меня?       «Я не могу найти время для упражнений».       Что мешает мне?       «Мне необходимо стать более здоровым».       Более здоровым по сравнению с чем или с кем?       «Я не должен обращаться за помощью».       Что случится, если я обращусь?       «Он вызывает у меня напряжение».       Как именно он это делает?       «У меня диабет».       Какие конкретно процессы, носящие имя «диабет», происходят в моем теле?      ЯЩИК ПАНДОРЫ       Вы когда-нибудь  слышали древнегреческий миф о ящике Пандоры? Пандоре —  девушке, созданной Гефестом  из земли и  воды,—  сказали ни в коем случае не  открывать  ящик, но не объяснили, почему этого  нельзя было делать. Жизнь ее  текла мирно и  безмятежно, как в  райском саду.  Но однажды  запретный  плод  снова оказался непреодолимо притягательным, и Пандора открыла ящик. Внезапно  все несчастья мира вылетели из него в виде тучи жалящих  насекомых, повалили  из ящика,  искусали Пандору и скрылись с ликованием, разлетевшись  по  всему  свету  подобно сонму злых духов.  И лишь  одно осталось в ящике — надежда. И  когда  она  стала  умолять Пандору выпустить ее,  испуганная девушка открыла  ящик еще раз. И надежда утешила ее.       У  этого  мифа  очень  глубокий  смысл.  Он  говорит  нам,  что  всегда  существует   надежда.  Надежда  —   как   противоположность  беспокойству  и  депрессии. В  ней таится намек на лучшее  будущее. «Ошибочная надежда» — это  нелепость.  Любая  надежда  является  реальной,  если   она  заставляет  вас  действовать, чтобы приблизить желаемое будущее.       Надежда не имеет  никакого  смысла, если  она не побуждает к действиям.  Непростительно  ждать  пассивно, что всё само собой улучшится, вместо  того,  чтобы самому начать творить стоящее будущее. 

Ян Мак-Дермотт и Джозеф О’Коннор.