Контент

Всё о человеческом общении
Психология коммуникации

Групповая работа с родителями наркоманов.

Поскольку, как это было показано выше, подростковая наркомания является семейной проблемой, важной составляющей вторичной профилактики наркомании стала работа с родителями. В структуре системного терапевтического воздействия на семью наркотизирующегося подростка важную роль играют групповые формы работы с родителями. Существенным является, на наш взгляд, то, что работа с ними может вестись как параллельно с реабилитационной программой наркомана, так и независимо от нее. Даже если наркоман избегает лечения, родители, посещающие родительские группы, могут изменить свое отношение к наркомании, свое поведение в семье, свои реакции на ребенка. Клиническая практика подтвердила и необходимость, и полезность таких групп.

Анализ литературы, посвященной групповым формам работы с родителями, показывает, что при ее организации возможно использование различных моделей. Так, это могут быть:

  • психодинамически-ориентированные группы (В. Шутц,А. Адлер);
  • дискуссионные группы (по модели, например, Р. Дрейкуса);
  • группы, основанные на модели группового психологического консультиро-вания (X. Джайнотт);
  • группы, основанные на идеях гуманистической психологии (К. Роджерс, Т. Гордон, М. Снайдер);
  • группы, основанные на идеях о диалогической природе человеческой лич-ности (М. М. Бахтин);
  • бихевиористски — ориентированные группы (А. Бандура, Дж. Роттер);системы, связанные с религиозными взглядами на воспитание детей и родителей (Р. Кэмпбелл).

Наш опыт работы с родителями и другими членами семьи наркомана показывает высокую эффективность групп, основанных на идеях и принципах трансактного анализа (Э. Берн).

Однако очевидно, что при выборе той или иной модели групповой работы необходимо учитывать специфические особенности психического состояния родителей наркоманов.

В настоящее время для описания психического состояния, развивающегося у членов семьи химически зависимого пациента (наркомания, алкоголизм, токсикомания и др.), широко используется термин «созависимость». Понятие «созависимость» используется как для описания психического состояния отдельных членов семьи (созависимый), так и для характеристики внутрисемейных отношений в целом. Однако, несмотря на то, что этот термин начинает широко использоваться в психотерапевтической практике с конца 70-х годов, он тем не менее продолжает ос-таваться «нечетким и размытым», а сам феномен созависимости недостаточно исследованным. Мелоди Битти, анализируя термин «созависимость», приводит не-сколько определений, данных весьма авторитетными в области обсуждаемых проблем специалистами.

Созависимость — это «эмоциональное, психологическое и поведенческое со-стояние, возникающее в результате того, что человек длительное время подвергался воздействию угнетающих правил — правил, которые препятствовали открытому выражению чувств, а также открытому обсуждению личностных и межличностных проблем».

Неопределенным продолжает оставаться не только понимание сути созависимости, но и ее статуса: является созависимость болезнью или нет? По этому поводу существует несколько точек зрения, иногда противоречащих друг другу:

  • созависимость — это нормальная реакция на людей с нарушениями в поведении;
  • созависимость — это хроническое прогрессирующее заболевание.

Мы полагаем, что ответить на вопрос: является ли созависимость болезнью или нет, однозначно нельзя, поскольку она является многоуровневым феноменом со сложной детерминацией. И то, что на одном уровне может быть определено как болезнь, на другом уровне не является таковым.

Наша точка зрения заключается в том, что созависимость — это защитная компенсаторная реакция на внутриличностный конфликт. Сторонами конфликта при этом выступают крайне противоречивые отношения со значимым человеком (значимыми людьми) и индивидуализированная система культурных норм, ценностей, предписаний и т.п.

Созависимость при этом выражается в поведении, направленном на разрушение одной из сторон конфликта. Очевидно, что такое поведение является само-разрушающим. Таким образом, в отношении семьи наркомана, на наш взгляд, уместно определение саморазрушающейся семьи.

Анализ существующих дефиниций созависимости позволяет выделить некоторые существенные параметры этого феномена.

  1. Созависимость связана с нарушением возможности открытого выражения чувств и обсуждения личностных и межличностных проблем.
  2. На поведенческом уровне созависимость проявляется в виде стереотипных форм.
  3. Созависимость связана с выхолащиванием и обеднением эмоциональной сферы личности.
  4. Созависимость выражается в перемещении фокуса ответственности и контроля со своей жизни на жизнь другого человека.
  5. Созависимость — это реактивный процесс, смысл и цель которого заключаются в снятии внутриличностного конфликта способом саморазрушающего по-ведения.

Исследование структуры и динамики реакций родителей подростка, употребляющего наркотики, показало, что обнаружение употребления ребенком наркотиков приводит к развитию особого синдрома, который мы называем синдромом родительской реакции на наркоманию (СРРН).

В структуре СРРН наиболее отчетливо выражены:

— у матерей, фобия утраты ребенка, чувство вины, стыд, воспитательная не-уверенность, проекция на ребенка собственных отвергаемых черт ;

— у отцов: эмоциональная и поведенческая неустойчивость, воспитательная неуверенность, отвержение ребенка, отвержение материнского стиля воспитания.

Таким образом, созависимость в семьях наркоманов — это саморазрушающее поведение, возникающее на основе СРРН.

По мере развития СРРН, как и при любой болезни, родители наркомана приспосабливаются и начинают «выжимать» максимум выгод из своих невротических симптомов и защит. Симптомы и защиты приобретают социальную функцию, формируются особые внутрисемейные роли, заменяющие отношения близости, приносящие психологические преимущества, например, ощущения типа «Я за своего ребенка…», «Я все для него сделала», «У меня уже другой заботы нет…», в которых ярко выражено чувство вины за отсутствие искренности и близости с ребенком раньше. Возможно, таким «психологическим купоном» является сочувствие. Однажды добившись чего-либо, люди пытаются добиться того же теми же средствами.

Таким образом, приобретаются «вторичные выгоды», которые выступают как мощные детерминанты внутрисемейных отношений, в которых скрыты факто-ры, провоцирующие срывы в период реабилитации и прерывающие ремиссию.

В родительско-детских отношениях СРРН проявляется в том, что у матерей формируется опекающая (60%) и потворствующая (30%) гиперпротекция, что вы-ступает как положительное подкрепление наркоманского поведения у детей. У отцов формируется неустойчивый стиль родительско-детских отношений, что в поведении часто проявляется как противоречивые воздействия, близкие к ситуации «двойного зажима».

Различия в стиле родительско-детских отношений, наличие в структуре СРРН несовместимых элементов, отвержение отцами воспитательного стиля матерей — все это приводит к тому, что отношения в супружеской паре ухудшаются, развивается острый кризис внутри брачной пары.

В подавляющем большинстве семей это приводит к тому, что структура семьи стремительно меняется: мать и наркотизирующийся ребенок создают коалицию с жесткими, ригидными внешними границами и обостренными, максимально напряженными эмоциональными отношениями внутри. Брак в этом случае практически разрушается.

Важным, на наш взгляд, является поведение братьев и сестер по отношению к родителям и наркоману. Несмотря на то, что реакции братьев и сестер, отличающихся от наркомана по возрасту и полу (старше — младше; однополые — разнополые), существенно разнятся, у них есть общее основание — позиция контролирующего родителя по отношению к наркоману. Очевидно, что такое поведение детей-наркоманов в семье становится дополнительным источником напряженности и конфликтов и приводит к еще большей спутанности отношений и внутрисемейных ролей.

Таким образом, основные элементы семейных отношений приобретают патологический и психотравмирующий характер.

Реализация в групповой работе с родителями наркоманов принципов гуманистической психологии, безусловно, способствует оказанию им эмоциональной и социальной поддержки. Однако наиболее важным, на наш взгляд, является принятие родителями ответственности за свое поведение и свою жизнь, чему способствует реализация модели группового психологического консультирования, методологи-ческой основой которого выступает трансактный анализ Э. Берна.

Участники группы в этом случае воспринимаются как дееспособные субъекты, способные нести ответственность за свое поведение и решение своих проблем. Руководитель поддерживает коммуникации в группе из эго-состояния Взрослый. Освоение участниками группы терминологии структурного и трансактного анализа дает возможность для эффективного исследования ими особенностей внутрисемейных отношений, внешней и внутренней коммуникации. Использование модели психологического консультирования и методологии трансактного анализа позволяет решать комплекс взаимосвязанных задач, непосредственно вытекающих из от-меченных выше особенностей семей наркоманов и их родителей:

  • повышение ответственности за свое поведение и свою жизнь;
  • развитие готовности к творческому реагированию на наркоманию ребенка;
  • повышение психологической компетентности и расширение сознания;
  • изменение реакции на проблему (от поиска причин к поиску решений);
  • развитие реалистичности мышления и осознания отношений;
  • повышение способности к наблюдению.

Очевидно, что перечисленные задачи совершенно различны и по содержа-нию, и по структуре, и по методам их решения. Поэтому важнейшей характеристи-кой родительских групп является, на наш взгляд, плюрализм методов, который дает возможность применить большое количество методов и средств в процессе терапии.

Комментарии закрыты