1.4. Концепция социального конфликта в марксизме

По мнению немецкого экономиста Карла Маркса (1818-1883), вся история до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов. Классы формируются на основе отношений собственности. Те, кто владеет собственностью на капитал — капиталисты (в частности, буржуазия, фермеры) эксплуатируют тех, кто обладает лишь собственностью на способности к труду -наемных работников. Такие отношения, как считает Маркс, носят антагонистический характер и приводят к перманентной борьбе рабочих за свои права. К. Марксу удалось раскрыть внутреннюю противоречивость капиталистического общества и присущие ему производственные отношения. В своей методологии он обосновал причины, тенденции и возможные последствия развития капиталистических производственных отношений. Антагонистические общественно-экономические формации, с точки зрения марксизма, рано или поздно уступят свое место коммунистической формации. Основным инструментом такого перехода является классовая борьба наемных работников против эксплуататоров. В коммунистическом обществе общественно-экономические отношения будут основываться на общественной собственности. С исчезновением частной

собственности исчезнут и антагонистические противостояния и, самое главное, -классы.

В своей главной работе «Капитал» Марксу пришлось обосновать неприемлемость отношений наемничества и социальную несправедливость, заложенную в их основу. Чтобы устранить эту историческую несправедливость, К. Маркс и Ф. Энгельс предлагают политическое решение — создание Коммунистической партии.

На определенном этапе развитие производственных отношений и производительных сил входят в противоречие. Это, как считали Маркс и Энгельс, должно привести и приводит к социальному взрыву.

Истории развития Европейских обществ подтвердили методологическую состоятельность марксовой концепции борьбы классов. Для России эти процессы развивались с определенным перерывом, и в конце XX века общество вернулось к производственным отношениям, основанным на различных формах собственности. Социально-экономические процессы к началу XXI века еще раз подтверждают, насколько непримиримы могут быть производственные отношения, основанные на отношениях наемничества.

Тем не менее, многие взгляды Маркса и Энгельса не были лишены иллюзорного максимализма, особенно при моделировании будущего бесконфликтного общества. В частности, идеи о построении в будущем коммунистического общества, в котором антагонистические классовые конфликты исчезают и вместе с ними уходят в прошлое пролетарские революции, где общественная собственность определяет общественные отношения. В нем нет места для богатых и бедных, поскольку изобилие материальных благ и справедливое их перераспределение исключает социальную стратификацию общества, конфликты, если они будут иметь место, должны носить межличностный характер.

Маркс и Энгельс были убеждены, что тогдашний антагонизм классовых интересов буржуазии и пролетариата мог быть разрешен только в процессе социалистической революции, ликвидирующей частную собственность на средства производства, создающей условия для ликвидации эксплуататорских классов, которые добровольно не отдадут своей собственности, своего господства. Это убеждение питало их усилия при разработке конкретных проблем, с которыми социалистической революции предстоит столкнуться в процессе своего осуществления.

Движущиеся силы революции и диалектика отношений между ними, руководства вооруженным восстанием и политика привлечения на сторону рабочего класса союзников, предупреждение контрреволюции и организации работы в мирных условиях — постановка и решение этих и многих других подобных вопросов с марксистских позиций составляет исторический опыт конкретного анализа разнообразных конфликтных ситуаций.

Маркс был убежден, что только через борьбу, с помощью давления можно добиться осязаемых результатов, обеспечить существенные изменения в обществе. Революционный пафос Маркса, в какой-то степени оправданный той

эпохой, в которой он жил, приводил его к ошибочным выводам относительно общего упадка прогрессивности буржуазии и взглядам на реформу лишь как на побочный продукт революции.

Нельзя исключать взгляды Маркса и Энгельса на эволюционный путь развития общества, который также приведет к самоликвидации частной собственности. Маркс и Энгельс, преодолевая свои ранние иллюзии относительной близости социалистической революции, в конечном итоге пришли к выводу, что лишь всемерное развитие капиталистического способа производства создает материальную основу для последующего социалистического переустройства общества, которое может стать результатом мирных эволюционных преобразований.

«Ключевые тезисы Маркса:

I. Чем более неравномерно распределены в системе дефицитные ресурсы, тем глубже конфликт интересов между господствующими и подчиненными сегментами системы.

II. Чем глубже подчиненные сегменты начинают осознавать свои истинные коллективные интересы, тем более вероятно, что они будут сомневаться в законности существующей в настоящее время формы распределения дефицитных ресурсов.

A. Чем больше социальные перемены, производимые господствующими сегментами подрывают существующие в настоящее время отношения между подчиненными, тем более вероятно, что эти последние начнут осознавать свои истинные интересы.

Б. Чем чаще господствующие сегменты создают у подчиненных состояние отчуждения, тем более вероятно, что эти последние начнут осознавать свои истинные коллективные интересы.

B. Чем больше члены подчиненных сегментов смогут жаловаться друг другу, тем более вероятно, что они начнут осознавать свои истинные коллективные интересы.

1. Чем больше экологическая концентрация членов подчиненных групп, тем более вероятно, что они сообщают друг другу свои жалобы.

2. Чем выше возможности членов подчиненных групп получить образование, чем разнообразнее используемые ими средства коммуникации, тем более вероятно, что они должны будут обмениваться жалобами.

Г. Чем больше подчиненные сегменты сумеют развить унифицированную идеологию, тем более вероятно, что они начнут создавать свои истинные коллективные интересы.

1. Чем выше способность вербовать или порождать идеологов, тем более вероятна идеологическая унификация.

2. Чем ниже способность господствующих групп регулировать процессы социализации и сети коммуникаций в системе, тем более вероятна идеологическая унификация.

III. Чем больше подчиненные сегменты системы сознают свои коллективные интересы, чем больше они сомневаются в законности распределения дефицитных ресурсов, тем более вероятно, что они могут сообща вступить в открытый конфликт с доминирующими сегментами системы.

Чем меньше способность господствующих групп проявлять свои коллективные интересы, тем более вероятно, что подчиненные группы должны будут вступить в конфликт сообща.

IV. Чем выше идеологическая унификация членов подчиненных сегментов системы, тем более развита их структура политического руководства, тем сильнее поляризация господствующих и подчиненных сегментов системы.

V. Чем сильнее поляризация господствующих и угнетенных, тем более насильственным будет конфликт.

VI. Чем более насильственным является конфликт, тем больше структурные изменения системы и перераспределение недостающих ресурсов»1.


1Тернер Дж. Структура социологической теории.-М.: Прогресс, 1985.- С. 129.

Скачать шаблоны wordpress.